Распространение фамилий у крестьянства

By | 05.04.2015

Распространение фамилий у крестьянства

В далеком 1888 году был опубликован специальный указ сената, гласивший:

…Как обнаруживает практика, и между лицами, рожденными в законном браке, встречается много лиц, не имеющих фамилий, то есть носящих так называемые фамилии по отчеству, что вызывает существенные недоразумения, и даже иногда злоупотребления… Именоваться определенной фамилией составляет не только право, но и обязанность всякого полноправного лица, и означение фамилии на некоторых документах требуется самим законом.

В центральной России среди крестьянства фамилии до XIX века были относительно редки. Тем не менее, можно вспомнить отдельные примеры — знаменитый Иван Сусанин, живший в XVI-XVII веках. Кроме того, известны фамилии некоторых крестьян — участников тех или иных войн, походов, оборон городов или монастырей и прочих исторических катаклизмов. Однако, действительно, до XIX века массового распространения среди крестьян Центральной России фамилии не имели. Но это скорее связано с тем, что в те времена не было необходимости в поголовном упоминании всех крестьян, и документов, в которых крестьяне поголовно или в большинстве своем упоминались бы, не существует. И для официального документооборота тех лет в случае, если в нём упоминался крестьянин, обычно, вполне достаточно было упомянуть деревню, в которой он проживал, помещика, которому он принадлежал, и его личное имя, иногда вместе с профессией. Большинство крестьян центра России было официально наделено фамилиями, зафиксированными в документах только после отмены крепостного права в 1861 году.

Некоторые фамилии образовались от фамилий помещиков. Одним крестьянам давали полную или изменённую фамилию их бывшего владельца, помещика — так появлялись целые деревни Поливановых, Гагариных, Воронцовых, Львовкиных и т.д.

В корне фамилий некоторых лежали названия населенных пунктов (сел и деревень), выходцами откуда были эти крестьяне. В основном это фамилии, оканчивающиеся на -«ских», например — Успенских, Лебедевских.

Однако, большинство фамилий, по происхождению являются семейными прозвищами, которые, в свою очередь происходили от «уличного» прозвища того или иного члена семьи. Основной массе крестьян в документе записывали именно это самое «уличное» прозвище, которых у иной семьи могло быть и не одно. Прозвищные фамилии появились гораздо раньше поголовного офамиливания. Эти самые семейные прозвища, иногда уходившие своими корнями, в глубь многих поколений, фактически выполняли роль фамилий у крестьян Центральной России — в обиходной жизни, еще до поголовного их закрепления. Именно они в первую очередь попадали в переписные листы, и на самом деле, офамиливание являлось просто записыванием этих прозвищ в документы.

Таким образом, наделение крестьянина фамилией часто сводилось просто к официальному признанию, узакониванию, закреплению семейных или личных прозвищ за их носителями. Этим и объясняется то, что в эпохи до массового наделения крестьян Центральной России фамилиями — нам все же известны отдельные имена и фамилии крестьян, принимавших участие в тех или иных важных событиях. При появлении необходимости упомянуть крестьянина в летописи или в повествовании о каком-то событии, участником которого он являлся — в качестве его фамилии, просто указывалось соответствующее прозвище — его собственное, или его семьи. И затем, в ходе поголовного присвоения фамилий крестьянам Центральной России, которое произошло после отмены крепостного права, эти же прозвища были в большинстве своем официально признаны и закреплены.

Мирские фамилии образовывались на основе имени мирского. Мирские имена пришли из языческих времен, когда имен церковных еще не существовало или они не принимались в простом народе. Ведь христианство далеко не сразу заполонило умы, а тем более души славян. Старые традиции хранились долго, заветы предков чтились свято. В каждой семье помнили, как звали прародителей до 7 колена и даже глубже. Предания из истории рода передавались из поколения в поколение. Поучительные истории о былых деяниях пращуров (пращур — отдаленный предок, родоначальник) рассказывались на ночь юным продолжателям рода. Многие из мирских были именами собственными (Горазд, Ждан, Любим), другие возникли как прозвища, но потом стали именами (Некрас, Дур, Чертан, Злоба, Неустрой). Здесь надо заметить, что в древнерусской системе имен также было принято называть младенцев охранными именами, оберегами — именами с отрицательным содержанием — для защиты, отпугивания злых сил или для обратного действия имени. Это как до сих пор принято ругать держащих экзамен, или желать охотнику «ни пуха, ни пера». Считалось, что Дур вырастет умным, Некрас красавцем, а Голод всегда будет сытым. Охранные имена потом становились свыкшимися прозвищами, а далее и фамилией.

У некоторых в качестве фамилии записывали отчество. В царских указах о проведении переписи обычно говорилось, что следует записывать всех «по именам с отцы и с прозвищи», то есть по имени, отчеству и фамилии. Но в XVII — первой половине XVIII веках у крестьян наследственных фамилий не было вовсе. Крестьянская фамилия жила лишь в продолжение одной жизни. Например, родился в семье Ивана Прокопий, и во всех метрических записях именуется он Прокопий Иванов. Когда же у Прокопия родился Василий, то стал новорожденный Василий Прокопьев, а вовсе не Иванов.

Первая перепись 1897 года показала, что фамилии не имеет до 75 % населения (впрочем, это относилось более к жителям национальных окраин, чем коренной России). Окончательно у всего населения СССР фамилии появились только в 30-е годы XX века в эпоху всеобщей паспортизации (введении паспортной системы).

С материалов сайта http://to-name.ru/surname/familii-krestan.htm

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *